03.12.2020 20:00

Категория: Мероприятия

В год 75-летия окончания Второй мировой войны, изменившей судьбы целого ряда государств Европы и Азии, мы наблюдали очередной всплеск общественной полемики в отношении осмысления причин и итогов этого «учредительного события» общемирового масштаба.

Вот уже на протяжении нескольких лет мы наблюдаем, как из территории согласия, предопределённого императивным «никогда больше!», историческая память о Второй мировой войне превращается в ещё одно пространство решения сугубо политических задач.

Если для России Великая Победа мая 1945 г. остается стержневым элементом национальной идентичности, то применительно к Европейскому союзу мы можем констатировать, что прочно выработанный к 1980-м годам консенсус, в центре которого были моральное осуждение нацизма любого толка и национальная самокритика, стал разрушаться с началом расширения данного объединения на восток. На обочине европоцентричной памяти о войне остаются ужасы войны в Азии, в том числе масштаб жертв в этой части мира. При этом в самом регионе уже давно идут «войны памяти» между Японией и Китаем, Японией и Кореей.

В данном контексте — интенсивного развития «мемориальной индустрии» и активизации ревизионистских проектов — представляется актуальным проследить, какие механизмы  осмысления событий Второй мировой войны используют державы-победительницы и страны «оси» и как взаимодействуют между собой официальные исторические нарративы различных государств.

Заявленной проблематике был посвящён круглый стол кафедры международной безопасности Факультета мировой политики МГУ им. М. В. Ломоносова на тему «Историческая память о Второй мировой войне как пространство политической борьбы», состоявшийся 27 ноября 2020 г.

С докладами выступили: