Главная >  Ресурсы > Россия в Первой мировой войне > Интернет-конференция  >  Благотворительная помощь населения России русской армии и тылу в годы I Мировой войны: региональный опыт (Р.Н. Сулейманова)

«Не оскудеет рука дающего»: Благотворительная помощь населения России русской армии и тылу в годы I Мировой войны: региональный опыт

Сулейманова Рима Нугамановна,
доктор  исторических наук,
Зав. отделом новейшей истории Башкортостана
Института истории,  языка и литературы
Уфимского научного центра Российской академии наук
(ИИЯЛ УНЦ РАН)

С началом I Мировой войны по всей территории России получает дальнейшее развитие движение общественной благотворительности под влиянием происходившего в населении подъема патриотических настроений. Перед благотворительными обществами в чрезвычайных условиях военного времени возникли новые задачи, потребовавшие больших средств, необходимость увеличения поступления которых и стало основным лейтмотивом их деятельности. С первых дней войны разворачивается широкомасштабная кампания по сбору денежных и материальных средств на нужды русской армии для преодоления проявившегося кризиса ее снабжения и мобилизации всего экономического потенциала российских регионов на эти цели. В тяжелых условиях войны возникла необходимость использования частной инициативы — органов земского и городского самоуправлений, благотворительных организаций, конфессиональных учреждений, частных лиц, средства которых направить на решение насущных задач оборонного значения.

Среди российских губерний, где при взаимодействии с государственными органами населением была оказана серьезная поддержка русской армии и тылу, выделялась Уфимская губерния. На волне патриотического подъема граждан общественные организации энергично приступили к реализации вставших перед ними задач, имея определенный опыт. Ведь их основание и оказание посильной помощи солдатам-инвалидам и их семьям приходится на период после русско-японской войны. Среди них следует отметить деятельность основанного в сентябре 1909 г. в г. Уфе Уфимского отдела Общества повсеместной помощи пострадавшим на войне солдатам и их семьям, его отделений в селах Мензелинск, Иглино и Топорнино[1]. С началом войны масштабы деятельности отдела заметно расширяются, увеличивается численность обращавшихся за пособиями и пенсиями граждан[2].  

Задачи функционировавших в Уфимской губернии обществ усложнились и расширились. К прежним задачам, записанным в уставах, добавились новые. Так, Уфимский отдел Общества повсеместной помощи пострадавшим на войне солдатам и их семьям, председателем которого был вице-губернатор А.Г. Толстой, сократив оказываемую прежде финансовую поддержку нуждавшимся, большую часть средств направил на решение насущных задач, вызванных войной[3]. Правление отдела с первых дней войны занялось сбором, приемом и отправкой в армию пожертвований: теплой одежды, белья, чая, сахара, табака и иных нужных в солдатском быту предметов. Оно также вело денежные сборы. До конца 1914 г. было собрано свыше 6,6 тыс. рублей пожертвований и пособий от губернского земства[4].

Возникали в эти годы в Уфимской губернии и благотворительные общества. Первым среди них был Давлекановский комитет по оказанию помощи бедным семьям призванных по мобилизации нижних чинов, образованный 23 июля 1914 г. в Белебеевском уезде. Затем в селе Мелеуз в Стерлитамакском уезде 27 июля было основано общество пособия запасных нижних чинов и ратников ополчения. Такие же общества возникли в селах Зирган,  Резановка и Асавбашевой. 1 сентября в Бирском уезде образовался Ургушевский районный комитет по сбору пожертвований на помощь семьям нижних воинских чинов и отсылке в действующую армию. Деятельность их осуществлялась благодаря средствам благотворителей, взносов членов обществ, а также добровольных пожертвований[5].

В годы войны в губернии основывались национальные общественные организации: Уфимское Латышское общество взаимопомощи, помогавшее беженцам-латышам, осевшим в губернии, Уфимский еврейский временный комитет помощи жертвам войны, Уфимское общество вспомоществования бедным семействам поляков, участвующих в войне и бедствующему польскому населению, пострадавшему от военных действий, первым из них развернувшее свою деятельность[6]. В основе деятельности возникшего в начале 1916 г. Восточно-русского культурно-просветительного общества стояла задача оказания помощи беженцам русской национальности[7]. Они оказывали достаточно серьезную материальную и моральную поддержку своим «соплеменникам», вынужденно осевшим в губернии, что регулярно фиксировалось в отчетах губернского совета по делам о беженцах[8].  

Выполнение поставленных государством первоочередных задач по поддержке армии и тыла требовало колоссальных средств. Для этого в российских регионах, в том числе в Уфимской губернии, власти приступают к организации специальных органов, занимавшихся сбором пожертвований для мобилизованных воинов и их семейств. 5 августа 1914 г. городская дума на чрезвычайном собрании постановила организовать «комитет по  сбору пожертвований и распределения их среди нуждавшихся семейств запасных и нижних чинов, ушедших на театр войны», который возглавила графиня А.И. Толстая[9]. Местные газеты запестрели многочисленными воззваниями и обращениями к гражданам города и губернии принять участие в благотворительных мероприятиях. Одними из первых были обращения попечительницы Александринской[10] Общины сестер милосердия Красного Креста Е.П. Башиловой, губернатора  П.П. Башилова, общественных организаций. Так, попечительница обращалась к уфимским женщинам «всех сословий, умеющих кроить и шить на машинках, безвозмездно работать в устраиваемой мною мастерской»[11].   

В развитии благотворительного движения в России в годы войны большую роль сыграли общероссийские организации земств и городов, деятельность которых была направлена на поддержку русской армии, – Всероссийский Земский Союз (ВЗС) и Всероссийский Союз Городов (ВСГ)[12]. В Уфимской губернии в городах и уездах возникли их местные отделы. Среди них первыми были Давлекановский комитет в Белебеевском уезде и Белебеевский городской комитет. Они сразу же развернули большую деятельность по привлечению к благотворительному движению широких слоев населения[13]. На средства, собранные Давлекановским комитетом ВЗС в начале своей деятельности, содержались в лазаретах 85 раненых воинов.     

С первых дней войны одной из основных забот в тылу являлась организация и устройство госпиталей и лазаретов.  Они оборудовались также на средства общественных организаций, частных лиц, членов императорской фамилии. Создавались ведомственные, общественные и частные лазареты. Немало их открывалось в Уфимской губернии. К решению этой насущной задачи местные власти привлекали все слои населения, органы городского и земского самоуправления, общественные организации, в их числе уфимские комитеты двух всероссийских организаций. Губернский комитет ВЗС сразу после основания обратился к жителям Уфы оказать помощь в приеме и размещении ожидавшихся с фронта раненых и больных воинов, для чего призвал приступить к оборудованию лазаретов[14]. Важные задачи решал местный комитет ВСГ по оказанию помощи армии, что выражалось в организации лазаретов и госпиталей, санитарных поездов, перевозке раненых воинов в лазареты, сборе для них и их семей денежных и материальных пожертвований. Кроме того, усилиями обоих комитетов была оказана помощь «жертвам войны», прежде всего, беженскому населению, прибывавшему в губернию в основном из западных губерний – Гродненской, Виленской, Минской, Варшавской и пр. Таким образом, ими за годы войны был накоплен уникальный опыт благотворительной помощи, что подтверждается ежегодными отчетами.       

Наиболее подготовленным к выполнению поставленных чрезвычайными условиями задач было Российское общество Красного Креста (РОКК). С началом войны по распоряжению Главного управления общества разворачивается широкая кампания по сбору средств воинам и их семьям, беженцам, детям-сиротам и др. Большая часть собранных денег, а также продовольствия, обмундирования, медицинских средств направлялась на нужды армии. Эти средства шли также на помощь семьям призванных в действующую армию, на обустройство лазаретов для больных и раненых воинов и поддержку беженцев. Поначалу предполагалось развернуть на фронте и в тылу госпиталей в достаточном количестве для обслуживания раненых своими силами. Военное ведомство отказалось даже от услуг общества. Но уже огромное количество раненых, хлынувших в первые же месяцы войны, указывало на острую необходимость расширить количество госпиталей, для чего использовать все имевшиеся возможности. Но даже использование ресурсов РОКК не могло решить острую проблему лечения больных и раненых воинов, эвакуированных с фронта[15].

Характер деятельности Уфимского местного управления РОКК определялся условиями военного времени, выдвигавшими на первый план задачу оказания содействия военно-санитарной администрации по уходу за больными и ранеными воинами. Оно поддерживало открытые им в 1914 г. 2 эвакуационных лазарета в Уфе, которые содержались исключительно на пожертвования от граждан и различных учреждений. Кроме того, местное управление общества оказывало денежную помощь обращавшимся к ним раненым и увечным воинам. Свой бюджет оно пополняло также сбором членских взносов[16].           

В годы войны большой вклад в деле помощи  воинам, их семьям внесла Александринская община сестер милосердия, при которой функционировало 6 уездных, 3 городских и 220 волостных попечительств. Их усилиями в 1915 г. оказывалась социальная помощь свыше 250 тыс. человек, к началу следующего года их численность вдвое возросла. В течение только 1915 г. на помощь семьям призванных она израсходовала около 12 млн. рублей. Размер выделяемого пособия колебался от 1 рубля 80 копеек до 2 рублей 80 копеек[17]. В целом, по России семьям призванных в качестве пособий было выдано 5,715 млн рублей[18].

Перед уфимской общиной в годы войны Главным Управлением РОКК была поставлена стратегическая задача – сформировать этапный лазарет на 50 кроватей, который будет действовать в Уфе, на случай мобилизации в империи всех управлений Общества. 18 июля 1914 г. она была объявлена и мобилизационная комиссия при попечительском совете общины через местную газету обратилась к жителям города, «сочувствующим делу помощи больным и раненым воинам, оказать пожертвования»[19]. Затем последовало формирование лазарета и в середине августа завершилось. По распоряжению Главного Управления РОКК 17 августа лазарет в составе старшего врача, зав. хозяйством, 6 сестер милосердия и 10 санитаров отправляется в действующую армию. В освободившемся помещении общины было решено открыть эвакуационный лазарет, и местное управление общества через печать обратилось к населению «помочь денежно и материально больным и раненым воинам». 29 августа состоялось открытие лазарета, рассчитанного на 25 кроватей[20]. Однако денежные пожертвования продолжали поступать, что позволило поместить в нем 50 воинов.  

Всего, с июля и до конца 1914 г. денежных пожертвований в пользу больных и раненых, проходивших лечение в уфимских лазаретах РОКК, поступило 27184 рублей 56 копеек. В этой сумме имелись специальные пожертвования на учреждение в лазаретах и содержание именных коек. Эти пожертвования поступали от граждан губернии разных национальностей, сословий и вероисповеданий. Так, от учащихся церковных школ Златоустовского уезда в местное управление РОКК было направлено 11 рублей 43 копейки «на нужды войны (на больных и раненых воинов)», от церковно-приходских школ Белебеевского уезда на эти цели было направлено 211 рублей 25 копеек. Подобные обращения в местное управление РОКК в эти годы от различных учреждений, конкретных граждан были регулярными и посылались на содержание именных коек в лазаретах, в частности, от членов Стерлитамакской полиции, губернского правления, членов и служащих канцелярии Губернатора, уфимского отделения Государственного банка, религиозных учреждений, учебных заведений и др., направленных на содержание «двух коек в лазарете», или «койки имени чинов Губернского Правления, учрежденной в уфимском лазарете № 2», или «в пользу местного лазарета для раненых», пожертвования башкира деревни Нижние Каръявды Ахмета Мухаметгалина для раненых воинов, пересланные в управление общества  Каръявдинским волостным правлением Белебеевского уезда губернии, и пр.[21]       

В виду острой необходимости снабжения лазаретов бельем, перевязочными материалами и прочими предметами, попечительским советом уфимской общины была организована мастерская для их изготовления. На опубликованное в местных газетах приглашение придти на помощь, многие горожане с готовностью откликнулись, бесплатно трудились в мастерской, приносили денежные и материальные пожертвования[22].

В связи с увеличением открывавшихся в губернии лазаретов и госпиталей, вызванных наплывом раненых фронтовиков, выявилась острая нужда в медицинских кадрах – врачах, фельдшерах, но особенно медсестрах. При уфимской общине были открыты курсы по подготовке сестер милосердия. Они были организованы при Уфимской акушерско-фельдшерской школе. Эти курсы были бесплатными, 6-недельными, и на них готовили сестер милосердия для военных лазаретов и госпиталей, принимались лица в возрасте от 18 до 50 лет. Занятия велись по программе РОКК[23].

Война породила множество проблем, в частности, размещение, обустройство, обеспечение продовольствием, одеждой, медицинской помощью беженцев. Им оказывалась благотворительная помощь общественными, церковными организациями, частными лицами, центральными и местными властями. Переориентировавшие свою деятельность в чрезвычайных условиях общества оказывали и им  необходимую благотворительную поддержку. Показателен устав возникшего осенью 1915 г. в губернии Уфимского мусульманского благотворительного общества, где была обозначена задача оказания помощи также «…лицам, пострадавшим на войне…»[24], то есть, беженцам.

В годы войны на территории Уфимской губернии было сосредоточено достаточно большое число военнопленных, в основном солдат и офицеров германской, австро-венгерской и турецкой армий. Одним из важных направлений в благотворительном движении являлось оказание им посильной помощи. Несмотря на преграды со стороны властей, население помогало им. Жена уфимского генерала М.М. Шейх-Али Маги-Парвас Султановна сумела собрать вместе с помощницами 356 рублей, из них 30 рублей внесли русские жители города, которые были направлены на помощь в основном турецким военнопленным[25].  Отдел помощи военнопленным при Уфимском губернском комитете помощи больным и раненым воинам ввиду нехватки людей часто обращался за помощью к женщинам, в том числе и мусульманкам, так как в комитет приходили мусульмане, не умевшие говорить по-русски[26]. Ему удалось арендовать специальный дом для содержания 300 военнопленных, на что ежедневно отпускал 300 рублей[27].

Получив первый опыт участия в деятельности благотворительных обществ в годы русско-японской войны, женщины в более широком масштабе реализовали его в годы I Мировой войны. По всей территории империи стали возникать многочисленные женские общества, кружки, дамские комитеты. Возникали подобные общества и в Башкирском крае. В августе 1914 г. был основан Стерлитамакский дамский комитет по приему пожертвований «материально и денежно» в пользу больных и раненых воинов. Средства на деятельность составлялись из выделяемых уездным земством финансов и пожертвований населения[28]. Организованный в октябре 1914 г. в Уфе дамский педагогический кружок во главе с М.П. Тихомировой внес посильный вклад в помощь армии и семьям воинов в тылу. Первоначально он поставил перед собой основную цель – помощь воинам. Но затем она была расширена, и к ней добавилось оказание помощи учащимся детям воинов и детям беженцев. Кружок в деле помощи детям погибших воинов оказывал материальную поддержку Уфимскому городскому патронату. Также члены кружка снабжали 126й эвакуационный госпиталь одеждой для воинов, находящихся в нем на лечении[29]. Усилиями членов кружка на фронт в декабре 1915 г. были отправлены подарки весом 117 пуд. 5 ф., в марте 1916 г. – 111 пуд., и собранные вещи, продукты, табак и пр. – находившимся в германском плену «нашим воинам»[30]. Посильную помощь семьям воинов оказывало Уфимское мусульманское дамское общество во главе с М.Т. Султановой, которое в первые месяцы войны на свои средства открыло небольшую больницу на 10 коек  и взяло ее на свое содержание[31]. Активно действовало при Уфимском Попечительном о бедных Комитете дамское благотворительное отделение. В Уфе при местном комитете ВСГ работала мастерская по заготовке белья для оборудования в городе госпиталей этой общероссийской организации под руководством Н.С. Комаровой.  При нем же было основано Попечительство для обслуживания и удовлетворения духовных нужд эвакуированных в Уфу раненых воинов во главе с Н.Н. Хасабовой, затем З.А. Бехтеревой[32]. Они оказывали помощь воинам двух пехотных полков – 330-го Златоустовского и 190-го Очаковского, ушедших в действующую армию из г. Уфы[33]. Как видим, объединения женщин в губернии поддерживали местное управление РОКК, городские комитеты ВЗС, ВСГ, по сбору пожертвований для раненых и больных воинов, попечения беженцев и пр. Их деятельность осуществлялась в разных формах, таких, как организация горячего питания, бесплатных питательных пунктов, раздача хлеба, одежды и обуви нуждавшимся людям, оказание денежной помощи, организация медицинской помощи и санитарного обслуживания населения, раненых и инвалидов, семей призванных, беженцев и пр. Не меньшим был в этот период подъем социальной активности мусульманских женщин. Они создавали общества, комитеты, кружки, союзы, в основе деятельности которых теперь стояли неотложные задачи военного времени. Женщины активно участвовали в деятельности действовавших благотворительных организаций, входили в составы попечительских советов, а то и возглавляли их: попечительницей Александровской общины сестер милосердия являлась супруга губернатора Е.П. Башилова, в попечительный совет общины входила супруга уфимского генерала М.М. Шейх-Али М.-П.С. Шейх-Али (Сыртланова), в состав членов Уфимского отдела Комитета Ее Императорского Высочества Великой Княжны Татьяны Николаевны, которую возглавлял губернатор П.П. Башилов, входила его супруга Е.П. Башилова, В.П. Литвинова. В попечительный совет акушерско-фельдшерской школы губернского земства в Уфе входили Н.Н. Хасабова, А.В. Кулаковская. В составе правления уфимского  фельдшерско-акушерского общества входили П.Ф. Быкова, М.С. Саблина. В составе членов Уфимского Отдела, состоящего под Высочайшим его Императорского Величества покровительством, Общества повсеместной помощи пострадавшим на войне солдатам и их семьям были А.И. Бусова, А.Д. Видинеева, З.С. Грибушина, графиня А.И. Толстая и др. [34] 

Первая мировая война дала некий толчок к перемене роли женщин, прежде всего в обществе. Она предоставила возможность реализовать себя в новом качестве, как работницы в сфере экономики, открыв дорогу к недоступным ранее профессиям, а также в гражданской сфере, как равного с мужчиной члена общества. Это касалось женщин не только высших кругов общества. В одной из статей отечественного женского журнала отмечалось: «…В деревнях и городах мужчины открывают Америку по отношению к женщинам. Они с изумлением убеждаются, что женщины способны делать то же, что и мужчины»[35]. В местных газетах, выходивших в губернии, также указывалось о происходивших в статусе женщин переменах. В одной из статей говорилось: «…в татарских деревнях женщины исполняли такие работы, на которые они до сих пор никогда не привлекались – сеять, косить, снопы возить, ставить стога, всем этим до сих пор заведовали исключительно мужчины. В городах края, к примеру, в Уфе, женщины стали работать приказчиками в магазинах, в ряде контор, в частности в магазине Усмановых, под влиянием войны они  поступили на разные должности и в будущем займутся многими другими работами»[36]. 

Таким образом, война внесла свои серьезные коррективы в благотворительное движение в России. Она повлияла на деятельность общественных организаций, заметно расширив сферы их деятельности, куда направлялась значительная часть их средств. Не хватало средств, а появление новых направлений в деятельности, вызванных условиями войны, вело к распылению имевшихся, что заметно сокращало объемы материальной поддержки других категорий населения. 

Осознавая всю сложность обстановки в связи с началом войны, правительство обратилось за помощью к широкой общественности – благотворительным, женским, мусульманским, конфессиональным организациям. Многочисленные самодеятельные организации – кружки, комитеты, попечительства, союзы и общества использовали самые разнообразные меры и акции  в благотворительной деятельности. Они осуществляли сбор среди населения денежных и материальных  пожертвований, кружечные и тарелочные сборы в пользу раненых и больных воинов, «жертв войны», устройство и обеспечение необходимым лазаретов и госпиталей, организация мастерских для шитья белья, одежды и ее заготовка, уход за больными и ранеными воинами, помощь беженцам, детям-сиротам, нуждающимся категориям населения, прежде всего, семьям призванных, вдовам, детям-сиротам, организация лотерей, киносеансов, лекций, спектаклей и концертов, собранные средства с которых направлялись на нужды армии и тыла, подготовка сестер милосердия для лазаретов и госпиталей, запись в дружины добровольцев по организации доставления с вокзалов в лазареты раненых, а также бесплатное предоставление для этой цели транспорта, организация складов, санитарных поездов, отправка в действующую армию посылок с теплой одеждой, необходимыми в солдатском быту предметами, подарков к религиозным праздникам Рождества, Пасхи, Курбан-байрама, оказание поддержки находящимся в плену солдатам и офицерам русской армии, а также военнопленным в России, и пр. Благодаря участию в деле снабжения армии и тыла общественных организаций, в их числе женских, финансовые расходы многих государственных органов и учреждений, отвечавших за решение этих задач, были сравнительно небольшими, что было на руку последним при серьезном дефиците бюджетов. 

В целом, на уже сложившиеся традиции благотворительности в Уфимской губернии, которые адаптировались к реалиям общественной жизни и облекались в организационные формы, серьезное влияние оказала I Мировая война. Она вызвала появление и развитие новых форм благотворительности. Благотворительные организации, действовавшие в губернии, внесли значительный вклад в решение первоочередных проблем военного времени по поддержке русской армии и тыла. Несмотря на трудности, возникавшие проблемы, при тесном взаимодействии с властными органами – губернскими, городскими, земскими, а также с общероссийскими и местными общественными организациями, конфессиональными учреждениями, частными лицами, благотворительные общества в регионе накопили уникальный опыт в условиях войны оказания серьезной поддержки всем нуждавшимся.


[1] Обзор Уфимской губернии за 1915 год. Уфа, 1917. С. 75.

[2] Отчет о деятельности Уфимского Отдела, состоящего под Высочайшим его Императорского Величества покровительством, Общества повсеместной помощи пострадавшим на войне солдатам и их семьям, за 1914 год. Уфа, 1915. С. 30.

[3] Сулейманова Р.Н. В единении – сила! Женские общества на рубеже XIX-ХX вв. Краткий исторический очерк. Уфа, 2008. С. 61.

[4] Отчет о деятельности Уфимского Отдела… за 1914 год. С. 5.

[5] Обзор Уфимской губернии за 1914 год. Уфа, 1916. С. 95-97.

[6] Отчет о деятельности Уфимского комитета Всероссийского Союза Городов помощи больным и раненым воинам за время с начала возникновения Комитета по 1-е ноября 1915 г. Уфа, 1916. С. 30, 37, 39.

[7] Отчет о жизни и деятельности Восточно-русского культурно-просветительного Общества в г. Уфе за 1916 год. Уфа, 1917. С. 14-15.

[8] См.: Отчет о деятельности земско-городской организации помощи беженцам. Уфа, б.г.

[9] Уфимский край. 1914. № 228.

[10] В источниках называлась также Александровской.

[11] Уфимский вестник. 1914. № 185.

[12]Асташов А.Б. Союза земств и городов и помощь раненым в Первую Мировую войну // Отечественная история. 1992. № 6. С. 171.

[13] Сулейманова Р.Н. Деятельность местных комитетов Всероссийского союза городов, Всероссийского земского союза, благотворительных организаций и населения Уфимской губернии в годы I Мировой войны  // Вестник Челябинского государственного университета. История. 2014. Вып. 60. № 12. С. 54, 55.

[14] Уфимский вестник. 1914. № 187.

[15]Асташов А.Б. Союза земств и городов и помощь раненым в Первую Мировую войну // Отечественная история. 1992. № 6. С. 170.

[16] Обзор Уфимской губернии за 1915 год. С. 80, 81.

[17] Там же. С. 82, 83.

[18] Пушкарева Н.Л., Щербинин П.П. Организация призрения семей нижних чинов в годы Первой мировой войны // Журнал исследований социальной политики. 2005. Т. 3. № 2. С. 160.

[19] Уфимские губернские ведомости. 1914.  № 57.

[20] Уфимский вестник. 1914. № 191.

[21] Центральный исторический архив Республики Башкортостан (ЦИА РБ). Ф. Р-121. Оп. 1. Д. 26. Л. 3.

[22] Обзор Уфимской губернии за 1914 год. С. 101.

[23]Уфимский вестник. 1914. № 186.

[24] Устав Уфимского Мусульманского Благотворительного Общества. Уфа, 1915. С. 2.

[25] Субаев Н.А. Мусульманские общественные организации в России и турецкие военнопленные // Языки, духовная культура и история тюрков: традиции и современность / Тр. междунар. конф. М., 1992. Т. 3. С. 77. 

[26] Уфимский вестник. 1917. № 27. 

[27] Тормош. 1918. № 771..

[28] Обзор Уфимской губернии за 1914. С. 97.

[29] Женское движение в Башкортостане. 1900-1941. Сб. документов и материалов / Отв. ред. Р.Н. Сулейманова. Уфа, 2008. С. 30. 

[30] Отчет о деятельности Дамского педагогического кружка при Управлении Оренбургского Учебного Округа за время с 1 окт. 1915 г. по 1 окт. 1916 г. Уфа, 1917. С. 4, 5.

 [31]Уфимский вестник. 1914. № 193.

[32] Отчет о деятельности Уфимского комитета Всероссийского Союза Городов … С. 5.

[33] Там же. С. 51.

[34] Отчет о деятельности Уфимского Отдела… С. 24, 25.

[35] Женский вестник. 1916. № 1. С. 3.

[36] Тормош. 1915. № 326.

 



В этом разделе

На нашем сайте

Публикуется информация о библиотечном деле

Система Orphus