Опубликована статья Ф.О. Трунова

03.04.2017 18:48

Категория: Новости

В рамках совместного проекта Группы ситуационного анализа ИНИОН РАН и Российского сетевого издания «Первый национальный» подготовлен экспертный комментарий к. полит. н. Ф. О. Трунова о выборах в парламент Нидерландов.


Выборы в парламент Нидерландов:

«пиррова победа» сторонников ЕС?[1]  

Партийно-политический ландшафт королевства Нидерланды отличается от европейских держав (в первую очередь, ФРГ, Франции и Великобритании) значительно большей подвижностью и фрагментированностью. В стране отсутствуют партии-«киты» (каковыми в Германии, несмотря на частичное ослабление позиций, продолжают оставаться блок ХДС/ХСС и СДПГ). К середине 2010-х гг. на роль политических движений, пользующихся массовой поддержкой электората, претендовали правоконсервативная «Народная партия за свободу и демократию» (НПСД) (во главе с действующим премьер-министром М. Рютте) и левая «Партия труда».

В ходе выборов в сентябре 2012 г. они получили соответственно 41 и 38 депутатских мандатов – суммарно более 52,5 % от общего числа мест (150) в Палате представителей Генеральных Штатов. По итогам волеизъявления граждан страны 15 марта 2017 г. обе партии ухудшили результаты – НПСД с 41 до 33 (хотя и осталась на 1-м месте), а «Партия труда» – до катастрофических 9 мандатов, заняв только 7-е место. Отсутствие партий-«китов»  обуславливает сложность создания и неоднократно продемонстрированную недолговечность коалиционных правительств – за десятилетие 2002-2012 гг. ни одно из них (в том числе первый кабинет М. Рютте) не отработало полного срока. Лишь двухпартийное (НПСД и «Партия труда») второе правительство М. Рютте проработало в 2012-2017 гг. полный четырёхлетний срок.

Думается, что одной из ключевых причин отмеченной подвижности партийно-политического ландшафта королевства Нидерланды является высокая (сравнительно с большинством стран-участниц ЕС) степень пассионарности его электората. С одной стороны, официальный Амстердам является активным и последовательным участником евро-атлантических (в первую очередь, НАТО) и общеевропейских (Европейские сообщества (с 1992 г. – ЕС), Западноевропейский союз (1948-2011)) структур. С другой, – нидерландский электорат стремится сохранить свою идентичность. Это обуславливается в немалой степени исторической памятью населения королевства – не относясь к числу крупных стран Европы, Нидерланды, тем не менее, исторически пытались, причем не без успеха (особенно в XVII-XVIII вв.), принять на себя роль одной из ведущих держав на мировой арене. Показателем стремления к сохранению идентичности стало отклонение (вслед за французами) в 2005 г. проекта Конституции ЕС (2004), что стало весьма значимой причиной провала процесса её одобрения на уровне Европейского союза в целом.

Развитием этой линии в Нидерландах стал и рост поддержки крайне правых сил – «Партии свободы». В основе её установок лежит критика ЕС как наднационального института и стремление к выходу из (или - как минимум – к увеличению самостоятельности Нидерландов внутри) данного интеграционного образования. На выборах в парламент в сентябре 2012 г. «Партия свободы» получила 15 мест (10 % от их общего числа), а 15 марта 2012  г. – 20 (свыше 13 %). И хотя крайне правые заняли лишь 2-е место, они, в отличие от НПСД и «Партии труда», демонстрируют положительную динамику обретения электоральной поддержки.

В начале 2010-х гг. росту популярности крайне правых способствовали трудности в социально-экономической сфере в условиях мирового экономического кризиса и весьма сложной финансовой ситуации в ЕС в целом и особенно в зоне евро. Однако к середине десятилетия эти трудности усилиями правительства М. Рютте были в целом успешно преодолены. К числу вновь возникающих факторов, способствующих росту популярности «Партии свободы», во-первых, относится, переход дезинтеграционных процессов внутри ЕС из латентной в открытую фазу. Параллельно критику электората вызывают и проводимая Европейским союзом политика по укреплению своего влияния в сопредельных странах – 60 % участников референдум о ратификации соглашения об ассоциации ЕС и Украины (2014) высказались против.

Во-вторых, на настроения электората оказывает влияние миграционный кризис (с 2014 г.) – приток беженцев из стран Ближнего Востока, устремляющийся в первую очередь в наиболее развитые континентальные страны-участницы ЕС, в том числе Нидерланды.

В ситуации потенциальной (и реально произошедшей) потери электоральной поддержки «Народная партия за свободу и демократию» во главе с М. Рютте демонстративно ужесточила линию по миграционному вопросу. Так, 11 марта 2017 г. главе МИД Турции не разрешили приземлиться на территории страны, а другой турецкий министр (по делам семьи) после пересечения восточной (с ФРГ) границы была фактически блокирована и была вынуждена покинуть территорию королевства. Несмотря на жёсткость, данные меры не позволили НПСД сохранить уровень доверия 2012 г. В реалиях марта 2017 г. эти меры выглядели одиночными (то есть отличными от предшествующей линии) и стали реализовываться лишь за несколько дней до выборов.

Используя широкий набор аргументов (в том числе подчёркивание негативных моментов процесса выхода из ЕС на примере Brexit), НПСД смогла сохранить первое место по числу мест в парламенте. Однако эта победа во многом оказалась пирровой – партия не только снизила свой удельный вес в парламенте, но и стоит перед огромными трудностями в вопросе формирования коалиции. Значительная часть голосов «Партии труда», полученных в 2012 г., в 2017 г. была отдана за другие левые силы – Соцпартию и «Зелёных Левых» (получивших по 14 мандатов), однако значительно более дистанцирующихся от умеренно правых и в том числе НПСД. Остальные же правые (Христианско-Демократическая партия, Христианский союз) набрали суммарно лишь 24 голоса, что явно недостаточно для образования как 76-местной коалиции с НПСД. В этой ситуации коалиционное правительство будет 3-5-типартийным, что вновь с высокой долей вероятности приведет к его быстрому распаду и затруднит борьбу с крайне правыми. Поэтому итоги выборов 15 марта 2017 г. отнюдь не означают, что на политическом поле Нидерландов евроскептики потерпели поражение и не будут способны к укреплению своих позиций в ближне- и среднесрочной перспективе.

Трунов Ф.О., к. полит. н., старший научный сотрудник ИНИОН РАН


[1] Текст подготовлен в рамках совместного проекта Группы ситуационного анализа ИНИОН РАН и Российского сетевого издания «Первый национальный».